На главную   Содержание   Следующая
 
"...Sorry" Александр Галин
Режиссер-постановщик - Глеб Панфилов
Художник - Давид Боровский
Композитор - Вадим Биберган
Хореограф - Дмитрий Брянцев
Премьера состоялась в 1992 году
Спектакль идет с одним антрактом
 
БРАЧНАЯ НОЧЬ В МОРГЕ, или КОМУ НА РУСИ ИГРАТЬ ХОРОШО...
http://www.zerkalo-nedeli.com/nn/show/92/7220/
"Зеркало недели", ? 27 (92) Суббота, 6 - 12 Июля 1996 года
 
  
 

....хотелось бы более подробно поговорить о камерных гастролях московского театра 'Ленком', приславшего в Киев Чурикову и Караченцова с единственным спектаклем '...Sorry'. Надо сказать, что на сей раз это был, слава Богу, не 'творческий вечер' с отрывками из постановок эпохи раннего застоя. Поскольку пьесу написал драматург Александр Галин, поставил режиссер Глеб Панфилов, а сыграли спектакль артисты Инна Чурикова и Николай Караченцов, надежды киевлян на то что это будет, наконец, настоящий театр, во многом оправдались. Хотя мы живем в настолько стремительно меняющееся время, что драматургия за ним явно не поспевает. Как говорится, Шекспиром можешь ты не быть, но современным быть обязан. Поэтому пьеса, написанная в эпоху поздней перестройки, напечатанная в журнале 'Театр' в 1992 году и в том же году оперативно поставленная в 'Ленкоме', кажется сегодня слегка старомодной, но в этом есть даже некое ностальгическое очарование.
 
  
 

Итак, действие комедии Александра Галина '...Sorry' разворачивается в интерьере московского больничного морга, за что художнику Театра на Таганке Давиду Боровскому отдельное спасибо. Героиня пьесы Инна Рассадина после венчания в церкви с приехавшим из Израиля университетским бой-френдом Юрием Звонаревым уходит... на ночное дежурство в морг. Собственно, перипетии этой своеобразной брачной ночи и их утренние последствия и являются сюжетной основой спектакля. Кстати, в премьерных представлениях 92-го года режиссерская рука-владыка Глеба Панфилова украсила спектакль остросовременными реалиями той быстро промелькнувшей эпохи. На стене морга над столом санитарки Инны Рассадиной висел любовно прикнопленный журнальный портрет Ельцина. Разнообразные путчи, окропленные Чечней, заставили режиссера изъять из спектакля дискредитированную фотографию, а также не предусмотренные драматургом реплики героини типа 'Мы вам демократию не отдадим!'. Не знаю, вернулись ли эти детали в спектакль в России во время предвыборной кампании, но в Киеве '...Sorry' играли без них.
 
  
 



Героиня Инны Чуриковой узнаваема для поколения восьмидесятников как 'подруга дней моих суровых', хоть и в несколько утрированном воплощении. Сколько их, филологинь, поэтесс, талантливых и не очень, сгинуло в безвестности, нищете и пьянстве, не найдя выхода из душного подполья совковой, а потом и рыночной реальности! Правда, санитарка в морге - это уже экзотика, но, видимо, драматургу показалось, что так будет смешнее и страшнее. Чурикова играет свою Рассадину настолько виртуозно, что эстетическое удовольствие от игры непревзойденной актрисы оказывается сильнее настороженности по отношению к героине. Во время спектакля, в самые кульминационные моменты, я себя ловила на том, что любуюсь Чуриковой вместо того, чтобы ужасаться душевному состоянию поэтессы-санитарки, напивающейся по ходу действия с филигранной педантичностью. А может быть, такое восприятие объясняется тем, что нет уже сегодня в природе таких гордо нищенствующих, пьющих поэтесс - повымирали они за эти годы, как русалки. Ныне художественная нищета не в моде, интеллигенция больше не бравирует своей оторванностью от пошлого материального мира. Подмена ценностей вынудила донкихотствующую часть творческой богемы либо уехать, либо затаиться на просторах СНГ до поры, хочется верить, до времени.
 
  
 

Помните фильм 'Тема', вышедший на экраны в 86-м году? Тогда это был один из первых кинематографических взрывов общественного сознания. Идеалистка Сашенька, которую сыграла Инна Чурикова, не может уехать из страны, а ее возлюбленный, писатель и могильщик по совместительству, уезжает в Израиль, произнеся на прощание пламенную речь, что-то типа 'прощай, немытая Россия'... Спектакль '...Sorry' как бы является логическим продолжением этого фильма. Мы видим преуспевающего героя, приехавшего с земли обетованной на историческую российскую родину на две недели. Он теперь Шика Давидович, говорящий с сильным ближневосточным акцентом, который в исполнении Николая Караченцова звучит весьма достоверно. Экзотическая ночь в морге после венчания пробуждает в нем воспоминания о том, как он был когда-то богемным Юркой Звонаревым. Теперь он приехал за своей бывшей подругой Инной Рассадиной, чтобы вытащить ее из морга на просторы земного шара. Голое чувство вины слишком скучно для бывшего российского литератора, поэтому его действия художественно обрамляются фиктивным венчанием в церкви, роскошным свадебным нарядом для Инны, чтением вслух своей новой прозы и швырянием денег очумевшему медперсоналу. И чем больше он чудит, тем больше влюбляется в него поэтесса из морга. Николай Караченцов и Инна Чурикова демонстрируют такой слаженный актерский дуэт, что когда они пьют и поют, поют и опять пьют, не сфальшивя ни в одной интонации, хочется тоже самозабвенно затянуть 'то мое, мое сердечко стонет...'. А поутру они проснулись - и поняли, что не в силах Инна Рассадина уехать с Шикой Давидовичем, у которого в Иерусалиме, оказывается, есть ненавистная богатая жена. И как ни просит Инну Юра Звонарев расстаться с покойницкой и улететь в Израиль, она может ответить ему только так: 'Наверное, это правильно будет - потерпеть мне... здесь'.
 
  
 

Такая вот трагикомедия начала девяностых. Это уже не 'чернуха', не 'порнуха', а попытка говорить современным художественным языком о том, что с нами происходит на сломе эпох. Мы опять живем в другую эпоху, и опять искусство не поспевает за метаморфозами нашей непредсказуемой жизни. Но спектакль '...Sorry', замешанный на крепкой драматургии Галина и точной режиссуре Панфилова, одушевленный блистательной игрой Чуриковой и Караченцова, продолжает жить полноценной театральной жизнью, волнуя зрителей разных стран теперь уже своим лукавством, иронией и драматизмом.

(Все фотографии взяты с сайта театра "Ленком" ) http://www.lenkom.ru/perfomance.php?item=sorry2

____________________________________________________________________

http://www.theatre.ru/review/lenkom.html
Наши краткие рецензии на некоторые спектакли
Московского театра "Ленком"

Старая любовь героини - Юра Звонарев (Николай Караченцов), пропадавший невесть где двадцать лет, прилетает из Израиля за любимой, чтобы забрать ее с собой. Навсегда. Они уже обвенчались в русской церкви (это при том, что герой стал евреем: обрезал, по его собственному выражению "доведенную до края плоть"). Обвенчались, и теперь сидят, выпивают по этому поводу. Сидят, разговоры разговаривают, в выражениях колоритных и не всегда печатных обсуждают все мировые проблемы: от еврейского вопроса, до темы русского пьянства. Вспоминают молодость и свою интимную жизнь,"полную драматизма". Место для свадебной ночи, правда, несколько странное - морг: здесь работает героиня - бывшая поэтесса и диссидентка, а ныне простая санитарка Инна Рассадина (Инна Чурикова). Снискавший славу художника условного, Давид Боровский выстроил на сей раз декорации необычайно реалистичные - белокафельный подвал с толстыми змеями железных труб по стенам. Дополняет интерьер старый стол, по обе стороны которого режиссер и усадил героев. Время от времени актеры из-за стола встают и разбавляют непрерывный поток слов азартным исполнением нескольких танцевальных па. Настоящая интрига появляется в этой сугубо разговорной пьесе только ко второму акту. Поставив перед Инной в первом действии вопрос ребром - ехать или остаться - драматург разрешает его предельно просто. Он делает подававшего когда-то надежды писателя Юру Звонарева не просто евреем и коммерсантом Шикой Давидовичем, но обманщиком и двоеженцем (в Израиле у него богатая жена, а на Инне он женился по старому паспорту). Понятно, что Инне Рассадиной ехать становится некуда и незачем.